Новости
18 мая 2018, 01:00

Кто в Петербурге перед кем в долгу?

Рисунок: Вячеслав Шилов

Давно не являются новостью предупреждения, напечатанные крупным шрифтом на обороте розовой квитанции квартплаты: мол, неплохо бы вспомнить, что за вами должок. Вот и сейчас городской вычислительный центр (ВЦКП) напечатал очередную партию «долговых» записок. Но на сей раз их количество стало рекордным: 418 тысяч семей вместе с апрельской квитанцией получили известие о наличии у них задолженности - от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч рублей. Кроме того, появились не только информационные записки, но и отдельные счета с долгами, которые требуют оплатить.

Массовое появление квитанций объясняется настоящим разгоном, который жилищно-коммунальное начальство города устроило районным администрациям за отсутствие работы с должниками, за все растущие долги перед ресурсоснабжающими компаниями.

Администрации в свою очередь дали разгон управляющим компаниям. А потом они все вместе поднатужились и вытащили на свет божий какие-то неведомые данные, причем в массовом количестве. В результате всколыхнулась общественность, уверенная, что начался жилищно-коммунальный апокалипсис.

«Если долг указан, значит, он есть, - комментирует происходящее заведующий отделом развития ВЦКП Александр Локтионов. - Вопросы у людей могут возникнуть лишь в тех случаях, когда по каким-то причинам в квартире менялся лицевой счет. Это могло произойти при смене управляющей компании или собственника квартиры. Также счет меняется при приватизации, когда наниматель становится собственником. Старые долги могли остаться на прежнем лицевом счете и не отражаться в квитанциях последних лет. Возможно, также наниматель, став собственником, продал квартиру и намеренно скрыл от покупателя, что на его «нанимательском» лицевом счете числится задолженность».

Оставим на совести ВЦКП эти комментарии. Главное, нужно помнить, что юристы, специализирующиеся на ЖКХ-отрасли, придерживаются той точки зрения, что долг числится не за квартирой, а за собственником. Так что новый собственник не отвечает по долгам предыдущего. Ссылаются на пункт 5 статьи 153 Жилищного кодекса РФ и статью 210 Гражданского кодекса. Исключение составляют взносы на капремонт: здесь при переходе прав собственности на жилье к новому владельцу переходят и обязательства копить деньги на будущий ремонт.

Между тем некоторые читатели свидетельствуют, что в их квитанциях речь идет о долгах за те годы, когда они еще не жили в квартире; о неплатежах бывших жильцов, давным-давно переехавших или умерших. В ряде квитанций указаны долги перед управляющими компаниями, работавшими в доме десять лет назад. И при этом до сего момента получателей квитанций никто не предупреждал, что их предшественники были неплательщиками. Большинство долгов «выплыло» примерно из одного периода: из 2006 - 2008 годов.

«Как раз в то время произошла коммунальная революция, незамеченная большинством горожан, - рассказал гендиректор некоммерческого партнерства предприятий коммунального комплекса «МежРегионРазвитие» Владислав Воронков. - До того момента жилищным фондом, по сути, управляли районные жилищные агентства (ГУЖА). Они «рулили» средствами плательщиков и заключали договоры тепло- и водоснабжения. Жилкомсервисы (ЖКС) были всего лишь обслуживающими организациями, получающими деньги от ГУЖА.

С 2008 года ЖКС поменяли свой статус и превратились в полноценные управляющие компании. Накопленные ранее долги граждан тогда, как говорится, остались в прошлом, на прежних лицевых счетах. При этом у тех, кто в тот момент был нанимателем, как я думаю, вообще не должно было оставаться никаких долгов. Собственник-город (читай - ГУЖА) должен был решить эту проблему с помощью бюджета. А неплатежи собственников «повисли» и «отыскались» только теперь, когда город напрягает все силы, чтобы уменьшить долги УК перед поставщиками энергоресурсов».

Подробности гражданам стоит выяснить персонально, посетив бухгалтерию своей управляющей компании. При этом, по возможности, стоит держать себя в руках, не выходить за рамки приличий. Помнить, что, во-первых, информация о сумме долга - это не счет к оплате, а именно - информация. И во-вторых, что женщина-бухгалтер не очень-то виновата в том, что в системе ЖКХ так и не налажен обмен информацией, не отрегулирован процесс информирования о наличии долга на предыдущем лицевом счете, что вообще отсутствуют многие правила. А политики так и вовсе никакой нет: то государство уходит с рынка ЖКХ, то возвращается, то защищает потребителей от монополистов, то отдает одних другим на растерзание, то отпускает тарифы, то ограничивает их... Вот и с должниками так: то их годами не замечают (почти игнорируют), то вдруг убивают невменяемыми суммами.

«Нет и не может у меня быть долга 30 тысяч рублей! - возмущался читатель, позвонивший в редакцию, - да еще и за какие-то древние времена. Больше 10 лет назад!».

Долгий разговор привел к тому, что человек припомнил давнюю почти былинную историю. Кто-то когда-то в его доме попытался было создать ТСЖ. И несколько месяцев дом лихорадило: одни считали, что ТСЖ уже работает и платить надо ему, вторые - что лучше продолжать оплачивать «официальные» квитанции, а большинство - вообще перестали платить «до выяснения».

«Ну да. Я вроде не платил никому несколько месяцев, - признал звонивший. - Так меня тогда никто и не обслуживал. Но потом-то все вошло в норму: ТСЖ свернули, ситуация прояснилась. С тех пор сколько лет-то прошло? Срок давности еще никто не отменял».

Любое выяснение реальных обстоятельств - дело кропотливое и занудное. От бумажки к бумажке - раскрывается история 2007 года. Действительно, в течение пяти месяцев 2007-го человек не платил. Слова про «меня никто не обслуживал» можно пропустить мимо ушей как неконструктивные. Тепло в доме было? Вода из крана лилась? Унитаз работал?

«Но ведь не 30 тысяч рублей!».

Снова занудствуем: считаем-выясняем. И видим крайне неприятную картину. Примерный ежемесячный платеж по конкретной квартире в 2007 году составлял около 2,7 тысячи рублей. (В те поры Гкал тепла стоила 575,46 рубля. Теперь - 1678,72.) За пять месяцев тех благословенных времен наш читатель накопил долг 13,5 тысячи...

А дальше включились пени, которые «тикают» и поныне. До 2015 года пени составляли 1/300 ставки рефинансирования ЦБ за каждый день просрочки, считая с первого дня опоздания. Крайний срок платежа - 10-е число каждого месяца. Стало быть, счетчик включался уже 11-го.

С 2016 года система взимания пени изменилась - за первый месяц задолженности пени теперь вовсе не начисляют, затем - по 1/300 ставки рефинансирования в день, а с третьего месяца - по 1/130 ставки... Стоит подчеркнуть - в день. Самостоятельно «в столбик» или даже с помощью обычного калькулятора рассчитать пени чрезвычайно сложно. Юристы, специализирующие на теме ЖКХ, создали особый калькулятор , с которым каждому будет небезынтересно поиграть.

В общем, лишь за первый неоплаченный месяц - февраль 2007 года - нашему читателю насчитали пени 2 с небольшим тысячи рублей по правилам, действовавшим до 2016 года. Да еще плюс 1,3 тысячи с 2016-го до сего дня.

Сегодня за гражданином числят 13,5 тысячи основного долга и без малого 17 тысяч - пеней. О чем ему и сообщили крупным шрифтом на обороте розовой квитанции.

Справедливо? Трудно ответить. Зато можно сказать определенно: с точки зрения действующего законодательства, увы, подсчитано верно.

Теперь о сроке давности. Его действительно никто не отменял, и он по-прежнему составляет три года. То есть если в течение трех лет с момента образования долговых обязательств управляющая компания не предприняла никаких юридических усилий для его взыскания, если сам гражданин не признал свой долг, то его - долга - как бы уже и нет.

И все работники сферы ЖКХ это знают. И в ВЦКП говорят то же самое. В большинстве квитанций, от которых граждан бросило в дрожь, речь идет именно о залежавшихся и протухших долгах, о которых вроде бы забыли все, и о «натикавших» пенях.

Но... Важное обстоятельство! Если дело все же дойдет до суда, если управляющая компания вознамерится-таки взыскать давнишнюю недоплату, то ответчик непременно должен на судебном заседании с ходу заявить: мол, прошу применить срок исковой давности. Сам суд по своей инициативе про это и не вспомнит.

Так что же получается? Что предупреждения на розовых квитанциях - всего лишь психическая атака, попытка воздействовать на нервы? Признаться, не слишком верится, что ради такой несолидной, не приносящей выгоду цели затрачены такие усилия!

Пока шепотом юристы поговаривают об опасности, которую несет доставленная гражданину информация о долгах. Можно ли считать ее официальным извещением? И если гражданин никак не отреагирует, то можно ли считать, что он видел информацию и не противится ей?

Есть в Гражданском кодексе статья 206 «Исполнение обязанности по истечении срока исковой давности». В 2015 году в ней появился пункт 2. Он достоин цитирования: «Если по истечении срока исковой давности должник или иное обязанное лицо признает в письменной форме свой долг, течение исковой давности начинается заново».

И в связи с этим еще один вопрос: если гражданин оплатил квитанцию (то есть сумму на лицевой стороне за текущий период), то не найдется ли юриста, который сможет доказать в суде, что этот факт является признанием долга на оборотной стороне? Может быть, каждому получателю долговых извещений стоит выразить письменное несогласие с ними?

Вообще-то любая управляющая компания, жилищный комитет и Жилищная инспекция могут сейчас упрекнуть журналиста в том, что «учит неплательщиков плохому». И будут не так уж неправы. Признаемся себе: имеется в обществе установка, что жилищные неплатежи - «зло не так большой руки». И даже, что «жуликам от ЖКХ не стоит платить ни копейки».

Подразумевается, что жулики все. А собственная управляющая компания - особенно. В Петербурге даже существует нечто вроде общественного объединения граждан, которые не платят в знак протеста против чего-нибудь: против отсутствия текущего ремонта лестниц, против дорогой тепловой энергии, плохой уборки в парадных, наличия протечек, наглости домоуправа... И они с гордостью рассказывают на различных собраниях и в соцсетях о своей принципиальной позиции.

Все это привело к тому, что в совокупности обычная, из месяца в месяц переходящая задолженность составляет в городе 3 - 4 миллиарда рублей.

Материал был опубликован в газете под № 086 (6195) от 17.05.2018 под заголовком «Мы перед ними в долгу».

Наталья Орлова
comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg